Жизнь и смерть Эми Уайнхаус

Жизнь и смерть Эми Уайнхаус

Четыре года назад не стало Эми Уайнхаус — самой яркой певицы прошлого десятилетия. Флёр её скандальной репутации до сих пор для многих скрывает истинное лицо Эми: девушки слишком живой, чтобы умереть навсегда. Мы вспомнили главные черты её образа и основные точки крайне короткой биографии.

1. Еврейка


Эми родилась в еврейской семье: отец водил лондонское такси, мать работала фармацевтом. Корни семьи Уайнхаус тянутся в Российскую империю, откуда в середине XIX века эмигрировал её прапрадед Авраам Грандиш. Он работал лоточником в Лондоне и в 1918 году выдал свою дочь Фанни за некого Бенджамина Уайнхауса.

Происхождение прекрасно читается в яркой, нестандартной внешности певицы. При этом голос у неё был, по мнению подавляющего большинства критиков, абсолютно «чёрный»: мощный, живой и с очень характерными негритянскими интонациями. Эми росла на джазе, соуле и хип-хопе: её первая школьная группа Sweet'n'Sour — это наивное подражание женской хип-хоп-группе Salt-N-Pepa, очень популярной в начале 90-х.

Уже в 14 лет Эми получила первую работу как джазовая певица — она пела в местном джаз-бенде Bolsha Band и одновременно что-то писала для лондонского агентства World Entertainment News Network. К 16 годам она уже пела в Национальном молодёжном джазовом оркестре Великобритании.

2. Стиль


Своими манерами Эми Уайнхаус всегда раскалывала общество по всем возможным швам. Её то признавали одной из самых безвкусно одевающихся женщин в мире, то назначали ориентиром для ведущих модельеров, то поносили за сомнительный образ жизни, то за него же поднимали до небес. Одни считали Эми нахальной бунтаркой, другие — образцом для подражания.

У Эми была куча татуировок, первую из которых она сделала в 15 лет. Она любила рассказывать о них в интервью: «После я сделала подкову, а потом уже появились пышногрудые девицы и маленькие сердечки: мне нравятся старые моряцкие татуировки. Потом еще я набила инициалы моего парня, грудастую девочку и, наконец, «Never clip my wings» (2007 г.).

Самая узнаваемая деталь стиля Уайнхаус — высокая причёска. Эми говорила, что делает её, чтобы казаться выше: с ростом 160 см это более чем актуально. «Я чувствую себя уверенней, когда кажусь выше», — утверждала она. Ещё Эми всегда помнила о ярком макияже и густых стрелках на глазах, которые делали её большие глаза ещё выразительнее.

3. Успех


Эми Уайнхаус писала песни с 14 лет (тогда же она, кстати, впервые попробовала наркотики). Первый контракт ей перепал в 2002 году: агентство 19 Management платило Эми 250 фунтов в неделю в счёт её будущих доходов. Но уже очень скоро певицу перехватило подразделение мэйджора Universal – лейбл Islands, менеджеру которого пришлось немало побегать в поисках контактов Уайнхаус.

Так или иначе, всё удалось — первый альбом Эми «Frank», названный в честь Фрэнка Синатры, вышел в октябре 2003 года. Он сходу нагрёб профильных премий и стал платиновым, а к Эми Уайнхаус моментально приклеилось звание «сенсации года». С этим альбомом Эми впервые выступила на крупных джазовых фестивалях, включая Гластонберри и Монреаль, и стала действительно много зарабатывать.

Но настоящий успех пришёл с выходом второго альбома «Back to Black» в 2006 году. Уайнхаус получила ошеломительное число призов — одних только «Грэмми» она отхватила сразу пять штук за вечер, поставив тем самым небольшой рекорд индустрии. Впрочем, позже это достижение перебили сначала Бейонсе, а потом Адель, которые умудрились получить по шесть статуэток за один заход.

Этот альбом принёс Эми огромную популярность во всём мире — и одновременно кучу проблем. Третий альбом она при жизни так и не выпустила, запутавшись в алкоголе, наркотиках и личных проблемах.

4. Саморазрушение


Эми перешла на тяжёлые наркотики к 2007 году: говорят, этому поспособствовал её единственный законный муж Блейк Филдер-Сивил. После выхода «Back to Black» певица начала чудить по-серьёзному: срывать концерты, попадать в полицию и устраивать драки с кем попало. Так, в Норвегии её вместе с мужем «закрыли» за марихуану и выпустили только после выплаты приличного штрафа. В 2008 году Эми не пустили в США из-за неоднократных «приводов» за наркотики, и на свои пять «Грэмми» ей пришлось смотреть из Лондона через спутник. Позже в том же году она подралась с фанатом на собственном концерте.

Вскоре начались клиники реабилитации. Результата они не давали: из последней из них Эми вышла за два месяца до смерти. За два года до того у неё нашли эмфизему лёгких, спровоцированную неумеренным алкоголизмом и приёмом наркотиков — её тогда госпитализировали в таком состоянии, что певице приходилось дышать через кислородную маску. Эми в тот момент было всего 25 лет.

«Большинство людей моего возраста проводят кучу времени, размышляя о том, что они будут делать в следующие пять или десять лет. Так вот: то время, которое они проводят в этих размышлениях, я провожу за выпивкой», — говорила тогда она.

5. Падение


К концу 2000-х Эми окончательно вышла из колеи. Отмена концертов из-за её неподобающего состояния стала нормой: поклонники уже морально стали готовы к тому, что концерт легко может не состояться, поскольку Уайнхаус опять перебрала с веществами. 

Папарацци постоянно ловили её в общественных местах в дым пьяной, вытворяющей дикие вещи. Эми устраивала прилюдные драки со своим сожителем, швырялась бутылками и от души материла весь мир. Перерыв между студийными альбомами достиг почти пяти лет.

Кульминация наступила в июне 2011 года, за месяц до смерти, в Белграде. Эми больше часа перед 20 тысячами фанатов пыталась что-то спеть, приветствовала то Афины, то Нью-Йорк, и в конце концов под свист практически уползла со сцены. Все следующие концерты тура пришлось отменить: это был самый большой позор в её карьере.

6. Смерть


Через месяц после скандала в Белграде, 23 июля 2011 года, Эми Уайнхаус нашли мёртвой в собственном доме в лондонском Кройдене. Ей было 27 лет, и пресса тут же поспешила записать её в знаменитый «Клуб 27» в компанию к Джиму Моррисону, Дженис Джоплин и Курту Кобейну.

По официальной, обнародованной спустя месяцы после трагедии версии, Эми отравилась алкоголем, выпив порядка трёх бутылок водки за вечер. 

Для многих, кто следил за её творчеством, это стало ожидаемым, хоть и очень печальным финалом. Последние несколько лет Уайнхаус откровенно тонула, не в силах справиться с алкогольной и наркотической зависимостью, и неудачи вроде сербского концерта только толкали её всё дальше на дно.

«Когда я умру, никто так и не узнает, на какие жертвы я шла, чтобы создавать музыку. Это самое страшное для меня», — говорила она в интервью за полтора года до гибели.

7. Посмертный образ


После смерти Эми получила, кажется, ещё больше внимания, чем при жизни. Уже в августе 2011 года вышел её посмертный альбом «Lioness: Hidden Treasures», в который вошёл неизданный материал за 10 лет. За четыре года она получила ещё пачку наград, её отец Митч написал её биографию, а летом 2015 года в прокат вышел документальный фильм «Эми». Прошлым летом певице поставили памятник в Лондоне.

Несмотря на подпорченную к концу жизни репутацию, Эми Уайнхаус в человеческой памяти осталась тем самым образцом таланта, который не выдержал веса внимания огромного мира. «Я была рождена не для того, чтобы петь. Я была рождена для того, чтобы быть женой и матерью. И приглядывать за семьей», — рассказывала она когда-то в интервью. Жизнь распорядилась иначе.

Читайте также: